Счастье по объявлению

Сейчас, когда моего Славика уже нет в живых, я могу рассказать эту невероятную историю. Я нашла свое счастье … по объявлению. И было оно не о знакомстве. Это был крик о помощи. Такими объявлениями сегодня пестрят остановки, тумбы, даже электрические столбы. Сотни криков о помощи. Есть немало и мошеннических, а есть настоящие, такие, как у моего Славика.

Я хорошо помню тот осенний день, когда три года назад ехала в больницу к отцу. Он едва отошел от гипертонического криза. Мы с мамой думали, что уже и не увидим папу. Но он, к счастью, оказался крепким и изо всех сил боролся за жизнь.

Ежедневно после работы я меняла маму на дежурстве возле него. Мама сидела до вечера, а потом я — почти до ночи. В больницу добиралась автобусом. И вдруг увидела это объявление.

На меня с фотографии яркими голубыми глазами смотрел худой измученный человек. Внизу говорилось, что ему нужна помощь на лечение онкозаболевания, был счет, который я переписала, а еще телефон матери.

Это обычное объявление запало мне в сердце, и на следующий день, несмотря на то, что денег у нас из-за отца лечения не было, я одолжила 200 долларов и переслала Славику. Тогда, наверное, мной руководила судьба. Но на душе было неспокойно, и я решила за несколько дней позвонить матери больного, спросить, как он себя чувствует.

Ну, какое-то странное такое и не совсем разумное желание. Что мне могла сказать измученная и истощенная болезнью сына мать? Уже через минуту я пожалела, что такое сделала. Однако на том конце провода мне уже действительно отвечал, как я и думала, уставший женский голос. «Татьяна Александровна, — робко я начала, — это Ольга Самокиш, я прочитала объявление и выслала деньги на лечение Славика. Как он себя чувствует?» Не знаю, что я хотела услышать в ответ.

Пожалуй, рыдания или сухие слова: «Спасибо, все хорошо». Но женщина тихо и медленно начала говорить, как она хочет, чтобы ее сын жил, как она ждала его появления на свет, как радовалась своей поздней беременности, как радовалась его успехам в учебе, спортивным медалям (Слава был перспективным бегуном).

А теперь она не может смотреть, как единственный сын угасает на глазах. «Может, встретимся, поговорим», — неожиданно даже для себя предложила я женщине. На следующий день ко мне подошла маленькая, стройная, хорошо одетая дама. Ее горе и страдания выдавали только большие грустные карие глаза. Мы долго сидели и разговаривали.

Почему я доверилась этой незнакомке, для меня было неожиданностью. Я рассказывала Татьяне Александровне то, о чем всегда предпочитала молчать: и болезнь отца — за его пьянство, и о том, что родители мои никогда мирно не жили, только, на мой стыд, били друг друга, а потом рассказывали, как они хорошо живут.

Говорила, что чувствую себя лишней в своей семье, о браке, что и первый муж принес только разочарование, про долгие годы одиночества и опротивевшей работе в институте. Мать Славика говорила также много, в основном о сыне, его рождении, школе, первых медалях, соревнованиях, о том, как от него, не выдержав болезни, ушла жена, а от нее — Славиков отец.

Только о самой болезни молчала. Впоследствии тихо ответила, что измучилась об этом говорить: «Все в Божьих руках, детка, я молюсь, а Бог лучше знает, что нужно моему сыну». Мы разошлись тихо, даже не прощались. Потом еще встречались несколько раз. Где-то после пятой или шестой встречи, когда мы уже почти подружились, Татьяна Александровна предложила мне пойти с ней к Славику, потому что она ему много рассказывала обо мне, и сын захотел меня увидеть, поговорить с тем, кто поддерживал его мать.

Мне было неловко и страшно одновременно. Но первый взгляд, первые слова сразу как-то развеяли представление о невероятно больном и несчастном человеке. Слава все время смеялся и шутил, даже рассказывал … медицинские анекдоты, которые услышал от врачей.

Дома я долго думала, как же это могло случиться, что в моей жизни ниоткуда, точнее, с автобусного объявления, появились Татьяна и Славик, к которому я ходила почти каждый день, за которого больше волновалась, чем за отца, у которого я , пожалуй, влюбилась. Нет, мы не говорили о чувствах, не сидели на больничных лавочках, я не страдала и ничего ему не говорила.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓