Приличные люди

— Женечка, вы дома? — доносится сквозь шум воды дребезжащий голосок.
Чертыхнувшись, наскоро смываю ароматную пену и выскакиваю из душа.

— Здравствуйте, Наина Ивановна! — кричу через дверь ванной, натягивая на мокрое тело сережкину футболку вместо банного халата, всё равно по длине почти одинаково будет.

Наина Ивановна, подозреваю, что она и есть та самая, пушкинская, — наша квартирная хозяйка. Маленькая моторная старушка с задатками мирового лидера.

Меня она не одобряет, считая совершенно не серьёзной, ветреной девицей, а вот Серёжу просто обожает — даже как-то организовала ему «случайное» знакомство с собственной дочкой. Еле ноги унёс.

Распахнув ногой дверь, прислушиваюсь, пытаясь определить в какую часть квартиры направила стопы железная леди. Тишина.

На ходу наматывая на голову полотенце, двигаюсь в направлении кухни. Если бы я пришла в дом в качестве ревизора, первым делом обследовала бы именно её — вероятность обнаружить то, что по мнению Наины Ивановны является бардаком, выше именно там.

Дедукция не подвела — прообраз сказочной ведьмы обнаруживается около крошечного кухонного стола. Брезгливо разглядывает пачку овсяных хлопьев.

— Доброе утро, — как можно дружелюбнее улыбаюсь я, — Не слышала как вы вошли. Хотите кофе?
— Добрый день, — поджав сморщенные губы ответствует Наина Ивановна, — Скоро полдень.

Ну да, забыла. Порядочные люди не спят до обеда, они встают с рассветом чтобы успеть задолбать как можно больше окружающих.

— Так вы будете кофе? — улыбаюсь я ещё дружелюбнее, кажется, только что установив в этом деле мировой рекорд. Не дожидаясь ответа ставлю на плиту старенький, с вечно закопченым бочком чайник и достаю из шкафа ярко-жёлтую в крупных ромашках керамическую банку.

Подумав несколько секунд, Наина Ивановна благосклонно кивает и устраивается на табуретке как птичка на жердочке.

— Мне без сахара, — важно сообщает она, — С молоком.
Киваю и лезу в холодильник за пакетом молока, гадая за каким таким экзотическим корнем принесла нелёгкая мою собеседницу на этот раз.

В прошлый свой визит, не далее как неделю назад, Наина Ивановна читала мне пространную лекцию об энергосбережении, суть которой сводилась к тому, что порядочные люди спать ложатся рано, а не сидят при электрическом свете полночи, наматывая на счётчике киловатты почём зря. Ещё раньше я получила выговор, за то что мыла посуду под проточной водой. Оказывается, порядочные люди для этих целей пользуются тазом, чтобы не расточать природные ресурсы и, самое главное, сократить расходы на коммунальные платежи.

Тот факт, что за коммунальные услуги мы с Серёжкой платим самостоятельно для Наины Ивановны не аргумент. «Вы, девонька, так считаете, потому что не знаете что такое труд! Знали бы как деньги порядочным людям достаются — умели бы экономить! » — с видом оскорбленного достоинства заявила мне она тогда. На мои попытки объяснить, что я точно так же, как и другие люди работаю,только удаленно, Наина Ивановна лишь презрительно фыркнула. Подозреваю, что слово «фриланс» она приняла за ругательство.

Надрывно свистит закипевший чайник. Гашу огонь и рассыпаю по чашкам арабику, под цепким взглядом выцветших серых глаз.

— Как поживает Антон Павлович? — интересуюсь я чтобы как-то заполнить затянувшуюся паузу.

— Здоров, — отвечает Наина Ивановна, принимая кружку. Прежде чем пить,она внимательно разглядывает ободок несчастной посуды, принюхивается и только потом осторожно отхлебывает.

Да уж, прав был знаменитый тезка её мужа, краткость — поистине сестра таланта. Впрочем, этой замечательной формулой Наина Ивановна пользуется, к сожалению, нечасто. Когда дело доходит до её авторитетного мнения, она бывает весьма многословна в своих рассуждениях о том, как поступают или не поступают порядочные люди. Под порядочными людьми подразумевается сама Наина Ивановна и пара-тройка столь же достойных личностей, включая президента.
Мне, разумеется, до возведения в этот статус далеко.

— Кофе у вас кислит, — морщит нос Наина Ивановна, — Небось храните неправильно.

«Так это, наверное, ваш яд привкус даёт», — мысленно парирую я, но вслух предлогаю представительнице ада шоколад. Горький.

— Так вы зашли счётчики проверить или цветочек забрать? — не особо изящно пробую я выяснить причину её визита.
Впрочем, изящество тут и не к чему. Как показывает практика, намеков Наина Ивановна упорно не понимает, так что вести с ней светскую беседу и пытаться что-то узнать обходными путями — дело гиблое. Поэтому я сразу озвучила наиболее подходящие на мой взгляд варианты. Особенно меня обрадовал бы второй.

Облупленный горшок с чахлым растением, зовущимся непроизносимым латинским словосочетанием, Наина Ивановна притащила нам на второй день после заселения с ненавязчивой просьбой «подержать у себя несколько деньков» этот выкидыш Флоры. Мы с Серёжкой имели неосторожность согласиться. С тех пор обитатель глиняной посудины стал железобетонным поводом для вторжения его хозяйки в любое время суток.

Уход за подлой растительностью оказался делом сложным и ответственным, так что доверить это дело такой не серьезной барышне как я у Наины Ивановны и мысли не возникло. Она самолично каждую неделю рыхлит, опрыскивает и удобряет бледные побеги, громко сетуя что у неё в квартире «неблагоприятное солнце» большую часть года, но как только активность светила придет в норму, она непременно заберёт свой драгоценный цветочек обратно.

Честно говоря, всерьёз опасаюсь, что если этот благословенный момент не настанет достаточно скоро, мои нервы не выдержат и забирать ей будет нечего…

— К сожалению, ещё рано, — рассасывая шоколадный квадратик, лишает меня радужных надежд Наина Ивановна, — Сегодня день полива. Надеюсь вы не вылили воду из баночки?

Очень хотелось, но я сдержалась…

Когда Наполеон местного значения удаляется на лоджию, ворковать над драгоценной растительностью, с облегчением вздыхаю и топаю в ванную — сушить волосы.
От этого занятия меня отвлекает истеричный вопль, сделавший бы честь любой пожарной сирене.

Спотыкаясь, бегу на звук, лихорадочно соображая что могло повергнуть благообразную Наину Ивановну в такой первобытный ужас. Неужели я трусы на батарее оставила?

Я успеваю как раз вовремя, чтобы подхватить оседающую на пол старушку, уже прекратившую издавать душераздирающие звуки. Примостив худенькое тело на перевёрнутый таз, ею же принесённый несколько недель назад, чтобы безалаберная я постепенно приобщалась к быту порядочных людей, не без удовольствия выплескиваю в лицо Наины Ивановны ту самую отстоянную воду, предназначавшуюся для полива растения.
Помогает.

— Что случилось?! — На всякий случай слегка встряхнув её за плечи, спрашиваю я.
— Бусик, — шепчет Наина Ивановна бледными губами, прижимая правую руку к груди, — Там…

Следуя вялому жесту, выглядываю в окно, только сейчас заметив, что с улицы раздается безудержный басовитый лай и не менее басовитый кошачий боевой клич.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓