«Эти безумные женщины, не уважающие чувства других, — те же мы, только сбоку»

Например, летите вы в самолете. Настроились на спокойный сон. Удобно расположились, закрыли глаза, и тут рядом с вами нарисовались настоящие звери! И в спинку сиденья они ногами стучат, и на весь салон орут, и требуют планшета и Свинку Пэппу, и спать никому не дают. А мать их что? Сидит с ничего не выражающим видом. И плевать ей на чей-то сон, у неё же дети!

 

Или вот Божена Рынска. Громко кричит на весь фейсбук, чтобы законодательно ввели нормы, по которым детская площадка во дворе должна быть максимально удалена от окон и подъездов приличных домов (лучше, чтобы площадки эти вообще запретили!), и взрослые серьёзные люди могли спокойно смотреть телевизор, думать, читать и спать.

Дети ведь так орут во дворе! А матери что? Сидят себе на лавочках, в телефоны уткнулись, детей утихомирить не могут, некоторые и вовсе используют самовыгул, с глаз долой и давай своими делами заниматься.

А что творится в ресторанах? Придёшь вот на свидание или на деловую встречу, да просто потупить в фейсбуке, а тут банда! И попить ему дайте, и пописать, и поплакать

Мать при этом, как орлица над орлёнком, как будто не понимает, что она в общественном месте, и дети должны себя вести прилично!

А вот ещё официальные организации. Паспортный стол, пенсионный фонд, банк, нотариус, почта! Куда они припёрлись с детьми. Дома их что ли не могли оставить?

Дети эти всем только мешают: то воду из кулера разольют, то дверьми хлопают, нравится им, понимаешь ли, по холлу носиться и по полу скользить. И матери при этом такие расслабленные сидят, бананы в ушах, повязки на глазах. Как будто их не учили, что за детьми нужно смотреть и на поводке коротком их удерживать.

А Собчак. Это сейчас она добропорядочная мать, фото в инстаграме, коляска, малыш, муж Виторган. А послушать разговор, где она матом крыла орущих детей и жаловалась кому-то в жэке, так сразу вот она — настоящая светская львица.

Нормальный ремонт в квартире сделать невозможно. Обязательно придёт какая-то мамашка со словами, что у неё ребёнок маленький днём спит, и по закону днём работы на два часа надо останавливать!

Про театры и выставки и говорить не приходится. Нечего там детям делать, пока матери не научат их вести себя спокойно и по-взрослому. Не бегать, не суетиться, пальцами не тыкать, шёпотом разговаривать и не мешать взрослым людям наслаждаться искусством, в конце концов.

Каждый ведь встречал таких безумных детей и их мамаш, правда? С другой планеты эти женщины. Крыльями перед своим ребёнком дорогу рассекают, как будто детёныш их — центр вселенной.

Всем оскорблённым и возмущённым посвящается.

Тут есть два слабых, конечно, аргумента, но встанем на табуретку и громко их произнесём.

Первое. В самолёте, в поликлинике, в театре, в ресторане мамы эти бедные сами не знают, куда себя деть. Это снаружи они равнодушные, внутри у них истерика и паника. Представим, жила-была себе обычная девушка. Нетерпимая к детям, высокомерная, умная, с высшим образованием и карьерными перспективами. Кофе попивала с сигаретой, планы были у неё, круг общения соответствующий. В общем, жил человек своей жизнью, насыщенной и интересной.

А потом у девушки этой резко не стало времени сходить в туалет и помыть голову. И она очень удивилась. И поспать она не может, и с подружками посидеть, и на работе толком поработать. И себе она больше не принадлежит. Сама знала, на что шла, конечно.

Правда в том, что никто не знает, как на самом деле меняется жизнь с появлением маленьких детей

Вот ты красивая и на каблуках, а вот надеваешь юбку попроще, всё равно затопчут. А бывает так ещё: одного родили, тихого, всем на радость. А потом второго и буйного. Ты-то думала, они все — милые ангелы, а оказалось, это лотерея.

Не повезло. И вот девушка эта, выброшенная волной на какой-то другой берег реальности вспоминает иногда, что она тоже человек. Хочет сходить в магазин, кофе попить, в налоговую ей надо, или посылку получить, и даже, прости Господи, слетать куда-то на самолете вознамерилась. И надо ей это сейчас и непременно с маленькими детьми в зубах, а не тогда, когда им будет пятнадцать.

И вот она вырывается из этого материнского рабства и со всей дури врезается в бетонную стену нашего дружелюбия и понимания. На полном ходу прямо в распахнутые объятия нашего общества, где ребёнок — не член общества, не радость, не потомство, не умиление, а одна большая головная боль. В мир, где не принято гладить по голове чужих детей и умиляться им.

Своих-то не гладим, чужие потерпят. Похвалить чужого ребёнка — это же язык отсохнет, умилиться ему — религия не позволит. Я в ресторан есть пришёл, я в самолёте спать хочу, у меня три часа отдыха между переговорами!

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓